?

Log in

No account? Create an account
Правда?

Тома приколов

(издание второе, переосмысленное)

Разговор товарищей
Правда?
karpol
Товарищ, товарищ
Скажи мне товарищ
Земля почернела
От углей пожарищ?
Наверное, это война?

Товарищ, товарищ,
Причины пожарищ
Различны. В кострище
Давнишнем ты шаришь.
Причина здесь ясно видна.


Товарищ, родимый,
А как с Хиросимой?
Там тоже не знали,
Что жжётся так сильно,
Причина была не важна.

Товарищ, смотри же
Не стало ли ниже
Усталое небо?
По грязи и жиже -
Не танковая колея?

Товарищ, мой милый,
Вон роют могилы
Которые сутки,
Не кончатся силы.
Все в ямах родные поля...

Товарищ, спокойно.
Пока что не больно.
А будет — ну что же,
Мы скажем «О Боже!»
И всё как один... и одна...


19.11.2015

Ночами
Правда?
karpol
Как тихо ночами, не ходит трамвай,
Не ездят машины, не ловит вайфай.
Чужие идеи и мысли
На вечере где то повисли.
А сны - словно дымка, как пар изо рта,
Не делают вовсе ни зла, ни добра,
Витают, летают и тают,
Как снам отродясь подобает.
И в этой тиши очень круто
Поймать за мгновенье минуту
В которой ни сна, ни дыхания,
А только дрожанье сознания.
Лови его, слушай пространство,
Вторгайся в сознаньево царство
И может, в тиши и покое,
Ты встретишь чего-то другое.
А может совсем и не это,
Что верить во слово поэта...

Иматра, лето 2015.

Запись, свидетельствующая, что журналъ жифф
Правда?
karpol
совсем забыл сюдой дорогу и цель посещения места сего тоже забылась. вроде бы постил стихи и про фильмы писал. ну так вот стих:

СОВЕТ

Я дам тебе совет моя любовь
Пока я здесь, пока ты здесь,
пока есть рифма кровь.

Иначе что за стих, коль рифмы к слову нет?
То стих - не стих, а так, пустая спесь...
Так, что я говорил? Ах да, совет...

Послушай, я прожил достаточно годков,
Хотя кому же их достаточно, постой?
Хоть пью как вол, и быт мой нездоров,

Я всё таки с копыт не тороплюсь,
Быть может жизнь готовит мне сюрприз,
Ну вдруг бесплатно где-то я напьюсь...

Ты так нетерпелива, жизнь моя!
Судьба моя, терпенья нет в тебе!
Совет мой острый как древко копья!

Так вот, послушай что тебе скажу...
Однажды я служил истопником...
Да это ложь, и я как пласт лежу,

Наполнен минералами и мхом...

30.04.2010

О личностной (не)прерывности
Правда?
karpol
Очень долго казалось, что есть лишь сейчас.
Но кончается всё в подобающий час.
И однажды в сознанье протёрлась дыра,
А в дыре обнаружилось позавчера.
Это тоже сейчас, но уже не оно.
Что там было, дышало – забылось давно.
Будто выцвевший, треснутый дагеротип.
И с него кто-то очень знакомый глядит.
Что он чувствовал, думал, и видел тогда?
Отчего он ушёл в это позавчера?
Не поверю, пусть даже припомнят друзья,
То что дагеротип - это давешний я.
Мы с ним внешне похожи, как папа и сын.
За картошкой мы ходим в один магазин,
Но как папа и сын мы различны в другом:
Смотрим разные фильмы, о разном поём,
И о разном мечтаем в канун января –
Этот дагеротип и сегодняшний я.
Так что если вдруг спросят совсем невпопад:
Что ты делал, товарищ, три года назад?
Извините, - отвечу, - три года? Давно!
Я тогда ещё не был с собою одно.
Кто-то был там, должно быть, и то-то свершал.
В книге памяти я про него прочитал.

конец 2013 г.

Не заходи
Правда?
karpol
Не выходи из комнаты...
(И. Бродский)


Не заходи в контакт,
Не открывай Мозиллу,
Не вываливай в интерсеть
Циклических действий силу.
Не загружай скайп,
И телефон — выключи,
Испытывай кайф
В стенах безмолвных сидючи.
Не запускай почту,
А запусти поплавать
В ванной глубокой ночью
Кораблик. Оставь падать
Скопированным сообщениям
В одинаковые хранилища.
Общение ради общения
Хуже Поганого Идолища.
Не заходи в контакт,
И не просматривай ленту.
Пора разорвать контракт
Не оповестив контрагента.
Выключи телевизор,
Встань, выйди из комнаты.
Кошка идёт по карнизу,
Оба лифта сломаны.
Сядь на шестой троллейбус,
Не говори с кондуктором.
Выйди за знаком «колейность»
У магазина «Продукты».
Пройди между серых панелек,
Мимо шестнадцатой школы,
У бака тебя ждёт велик,
Немножечко раздолбаный.
Он никому не нужен,
Садись и крути педали.
С разгону проедь по луже,
Ты уже близок к морали.
Вот, ты уже подъезжаешь,
Там где конец кварталам,
Разве ты нот не знаешь
Симфонии двух овалов?
Цепь заставляй крутиться,
Вот уже ветер в чёлке...
Что тебе ночью снится?
Мир на конце иголки...

Оленные чукчи
life_good
karpol
Далеко-далеко за морем
Иссине-зелёной тайги
За жизнью, за счастьем и горем
Оленные чукчи живут.
Затундренно, забездорожно,
Ещё засибирно почти,
Безвременно, да и безбожно
Оленные чукчи живут.
Оленные чукчи живут.

Олени пасутся в распадке,
Меж каменных древних хребтов
Пасут их оленные чукчи
Чтоб мясом кормить стариков.
Всем стойбищем чтобы кормиться,
От стада и тундры пустой.
Чтоб мясом попотчевать гостя,
Оставшегося на постой.
Так было, и может быть будет.
В далекой немирной стране.
Оленные, тундрые люди
На стылой, прозрачной реке.
В безвременном, гиблом пространстве
Омытом солёной волной;
В огромном незнаемом царстве,
Не взятом царевой рукой.
По кругу кочуют олени,
И солнце по кругу идёт,
Как льдина за льдиной проходит
За годом – ещё один год.

Удивительное дело, захотел написать этот стих, когда прочитал "Чукчей" Богораза, но что-то кроме пары строчек ничего толком не вышло. И вот в один день неожиданно открыл файл с этими набросками, очень быстро написал то, что помещено выше. А через час позвонил Рома, и сообщил, что умер Валериан Александрович Козьмин (он читал у нас курсы "Этнография Сибири" и "Оленеводстводческая культура народов Сибири").
Светлая память этому прекрасному преподавателю, учёному и человеку.

Окраина - незамеченный бунт русского кино
life_good
karpol
Был такой фильм в 1998 году - "Окраина", почти единственная режиссёрская работа ныне покойного, но достаточно известного сценариста Петра Луцика. А известен Луцик больше сценарием к фильму "Дикое Поле", который собрал всяческие награды в России, и о котором я вдругорядь писал. Ещё тогда восхитившись непосредственностью "Поля", хотел я засмотреть и "Окраину", но что-то не дошли руки, зато дошли сейчас, когда излёт сессии создаёт всё больше свободного времени по вечерам. О сюжете очень кратко: мужики степного хутора, новоявленные "фермеры", решили выяснить, кто незаконно отобрал у них всю хуторскую землю, и пошли с обрезами да наганами искать правду. Критика конца девяностых фильма испугалась, и даже писали что выйдя в прокат он вызовет массовое восстание сельского населения, но этого не случилось, что можно было бы списать на отсутствия проката как такового в то ненадёжное время. Но всё же, почему риторика советских героических фильмов, внешняя стилизация героев под Чапаева и других бойцов гражданской и отечественной, их решительность в расправе над "новыми русскими", олигархами-нефтяниками не вызвала хоть какого-то социального отклика? Очевидно, не только из-за гротескности формы показанной классовой борьбы, а вообще из-за отсутствия самого такого вот массового борющегося класса - любящих свою землю фермеров, желающих не тревожимые цивилизацией спокойно растить хлеб. Этих фермеров, а по-русски говоря - крестьян, раскулачили в тридцатые, потом сгоняли в центральные колхозные "усадьбы" в 50-е-60-е, гнали в город на заводы (о чём с презрением отзывается один из героев фильма), и их ко времени гласности и предпринимательства категорически не осталось. Новое народившееся поколение сельских жителей уже было не крестьянами, а колхозниками, утерявшими вследствие полувека в коллективном (а точнее - авторитарном) хозяйстве навыки, а главное желание самостоятельно растить хлеб и что бы то ни было ещё. Так что если где и оставались тогда, в 1998 году, "фермеры" желавшие бороться за землю, то хорошего ополчения из них создать было невозможно, даже если бы "Окраину" показали по центральному телевидению. Так что, сейчас стоит смотреть этот фильм как один из последних отблесков перестроечной свободы формы и содержания; в социальном же плане он повествует о расставании с последним перестроечным мифом - о работящем народе, которому только дай волю - и целину построит и днепрогэс поднимет... Оказалось - нет его, этого народа, а есть Homo Soveticus, которого приучили без охоты выполнять предписания постановлений, а также жаловаться, если в магазинах колбасы меньше чем по телевизору. Только путем стократного увеличения сортов и количества этой самой колбасы Soveticus'а удалось загнать в офисы, и предписать новые постановления. Что там дальше происходило - другое дело, но эволюция пошла другим путём, а Новые Чапаевы - ветвь тупиковая, только в "окраине" и можно посмотреть на её предполагаемый усреднённый портрет, реконструированный по методу профессора Герасимова.

Археолология - не наука?
Правда?
karpol
Один уважаемый профессор нашей кафедры любит говорить на своих лекциях, что археология - это не наука, а лишь методика исторического исследования. Размышляя, я пришёл к выводу, что, несмотря на явное несоответствие этого суждение современной научной ситуации, во многом он прав: ведь действительно, кафедра археологии СПбГУ, например, объединяет археологов, занимающихся раскопками в широком временном диапазоне от палеолита до средневековья. Методики даже в рамках археологии у этих направлений разнятся как между садоводами и садомазохистами: первые собирают камни, которые ничем не отличаются от обычных природных булыжников, и пытается найти следы обработки на них, вторые могут раскапывать целую крепость, размерами с несколько городских кварталов. А как отличается подводная археология от традиционной? Какую критику может получить археолог, раскапывавший шумерский город, если вместе с ним на кафедре собрались неолитчик Скандинавии, спец по железному веку Сибири и, скажем, спец по французским рыцарским замкам? Вероятно, только методологическую. Находясь в обществе вроде бы единомышленников, археолог на самом деле одинок, и лишь в рамках больших академических институтов, где археологов достаточно, чтобы сформировать отделы по направлениям, эти единомышленники находятся. Достаточно ли этого - соседства специалистов по конкретной эпохе, действующих одной методикой? А может более правильным было бы действительно признать археологию отнюдь не отдельной наукой, и распространить археологов по кафедрам соответствующего исторического периода? Результаты археолога-античника на кафедре истории античного мира, наверное, найдут большее понимание, чем среди палеолитчиков и неолитчиков от археологии? К тому же, это поможет ликвидировать ставшее притчей во языцех отставание в "смежных" дисциплинах, обнаруживаемое у некоторых маститых археологов, и проявляющееся при широком обобщении ими исторических данных и сопоставлении с данными археологии (хороший пример такого "отставания" - покойный академик Б.А. Рыбаков, но и ныне здравствующие аксакалы науки порой отличаются тем же - скажем, работа с летописями А.Н. Кирпичникова частенько заставляет утирать слёзы).
Конечно, со мной вряд ли согласится хотя бы один археолог, да и недостаточно я близок к этой науке, чтобы быть самому уверенным в собственных выводах хотя бы на четверть. Прикладные аспекты археологии, хоть науки хоть методологии, столь велики, что без археологических институтов (в широком смысле) обойтись, безусловно, невозможно. Но быть может, на академическом уровне, уровне университетов - действительно стоит задуматься над большим сближением археологов с историками своих исторических периодов?

Нивы голы, рощи сжаты
Правда?
karpol
Как только осень облака сгоняет
Седые, словно головы старух,
На небо, и ветрами завывает,
Галлюцинациями мой полни’ться слух:
Мне кажется, что вся трава на поле
О скором увяданье вопиёт,
И с горечью оплакивает горе,
И долю неотвратную клянёт.
Виденьями наполнено сознанье:
Дрожат пока зелёные холмы,
В предчувствии знакомого закланья
Под белый гнёт на алтаре зимы.
Мне кажется: грядёт всего скончание,
И вечер мира о’тбили часы,
Пред тьмой ночной одно царит - отчаянье,
И верить трудно в дальний свет весны.

"Гараж" как зеркало русской интеллигенции
Правда?
karpol
Случайно пересмотрев сегодня вечером гениальный фильм Эльдара Рязанова "Гараж", с удивлением обнаружил там чудовищно антисоветскую шутку: героиня Лии Ахеджаковой вскакивает на стол и начинает убеждать собрание кооператива одуматься, и не исключать самых беззащитных коллег. В числе других аргументов она между делом призывает: "Ну давайте же действовать в соответствии с нашими демократическими, советскими принципами!". Аудитория встречает её слова взрывом смеха. С другой стороны, фильм, всё-таки, глубоко советский и пессимистичный. Потому что хотя авторы и были одержимы смутной, но безысходной надеждой на чудо, из-за которой они (в том числе) через 10 лет и развалили СССР, и ушастому ежу ясно, что там, в 1979 году фильма, восторжествовавшая справедливость осталась, в конечном итоге, без гаражей.
Tags: